Свежие комментарии
Тематические новости

Рязанская фонетика — девятая часть

   Наконец, аканье отразилось и на морфологии рязанского наречия,  в котором почти исчез средний род имён существительных и прилагательных:  в силу аканья слова  адяяла,  поля  и прочие, переходят из среднего рода в женский,  а потому в произношении звучат безразлично:  теплая адяяла,  зяленая поля  и  теплая адёжа,  зяленая крыша;  таким образом, естественно пропадает средний род имён прилагательных,  и получается возможность говорить:  бальшая адяяла,  сухая поля;  мая,  твая,  свая,  вся поля  и прочее.

Например, мы постоянно слышим:  "вядро  вся  худая"  (село Яблоново);  про молоко говорят:  "ана  скисла" — ibid.
А вот целый разговор, записанный мною с совершенной точностью со слов крестьянки села Яблонова:  "Дай уж рюмачькю винца-та; ах, какая харошая!  hде-й-та такую брал-та?  По два стаыкана пьють jеё,  эту вино-та".  Далее:  "дирявцо  hустая,  харошынькяя".  "Платья  худая" (село Мишино, Михайловский уезд).  "Масла-та вся кончилась, ана уж испортилась" (село Яблоново).  "Адна вся палѣна сhарѣла" (ibid.).  "Выбрал из двух любуя, эту платья".  "Кады ана будя старая, ана будя мяхкая" (палатеньца).  "Стула ишшо ни занята" — ibid.  "Велика жалаванья-та?" (село Городецкое, Скопинский уезд).  "Всю  лѣта" — ib.  "Ана за облак зашла" (сказано про солнце. Село Городедкое. ib.).  "Была бы солнушка" (село Яблоново).
"Чья  поля?"  "Вся лѣта,  всю эту лѣта" — село Корневое, Скопинский уезд.  "Какая соньца шшарбатая (затмение 25 мая 1890 года),  ана вся пир^мутиласъ матушка" — село Яблоново (про солнце).  "Какая  дѣла!" — село Гремячка, Скопинского уезда.  "Ну, jеё caвсѣмъ (про вино) — село Яблоново.  "Падъ  малинавай  адяялай" — село Яблоново.  "Твая  кальцо" — ib.

   Таких примеров можно было бы привести ещё более,  так как они встречаются на каждом шагу и удивляют слушателя.  Таким образом, из приведенных примеров видно, что среднего рода в просторечии рязанского края нет,  и никакое сознание о нём не замечается.  Что слова среднего рода не имеют падежных суффиксов женского склонения, переходя в именит. падеже в женский род, это ещё не доказывает сознания среднего рода:  мы, например, постоянно слышим в рязанском наречии падежный суффикс для род. падежа множ. числа имен женского рода  -ов,  -ев,  и этот суффикс есть почти единственный для образования род. пад. множественого числа.

Например,  комнатов,  кухарков,  окнав,  пётнав = пятен  и проч.  Но, не смотря на окончание  -ов,  -ев  для род. пад. мн. числа,  следует всетаки признать, что народ точно различает мужской и женский род;  о среднем же роде, по крайней мере в рязанском наречии, этого сказать нельзя.  Поэтому, нам кажется, напрасно Потебня упрекал  (О звуковых особенностях рязанского наречия. Стр. 60, прим.)  Даля и доказывал ошибочность его мнения относительно того,  что в народном языке местами нет среднего рода.  Потебня говорит:  "Кажется, ошибочны у Даля примеры:  пшена желтая такая  вм.  пшено такоя  и т. д.".  Мы скажем в свою очередь,  что эти примеры вовсе не ошибочны,  что в рязанском наречии постоянно услышишь  "пшано  желтая  такая",  как уже выше нами указано,  и никогда не слышно  "пшено  такоя",  но мы не слыхали также и  пшена  вместо  пшано  или  пашано  (а — краткий звук, похожий на глухой, но с оттенком  а).

   В северно-великорусском наречии мы видим даже склонение имён среднего рода с женскими падежными суффиксами.  Например,  "Онъ кормилъ коня пшеною бѣлояровой Поилъ питьями медвяныма"  (Гильфердинг. Онеж. былины. Столб. 79.  Былина о Дюке.  Повенецкое побережье)  и другие.  Срв.  столб. 776, 818 (муж. род = средний).

Комментарии запрещены.

Ссылки: