Свежие комментарии
Тематические новости

Рязанская фонетика — двадцать восьмая часть

   Признаки такой особенности нам удалось отыскать и в рязанской письменности, именно,  в одной Записи 1510 года (у Пискарева. Акты и Грамоты. № 10).

Эта Запись замечательна и заслуживает полного доверия потому,  что писана не оффициальными грамотеями, дьяками и другими лицами, оффициальными по положению,  а простыми людьми.

Здесь читаем:  "Къ сей записи язъ Ларкя послухъ руку свою приложилъ".  Очевидно, это имя произносилось в живом говоре  "Ларькя",  как и следует ожидать от собственного имени Ларионъ,  Ларивонъ (по-рязански)  — уменьшительное  Ларя, Ларькя;  несколько выше, в этой же записи, мы и встречаем:  "Ларя Фроловъ сынъ Бачманого".  Но рядом читаем:  "Олешка"  с твердым звуком  к.

   Звук  г  не поддается въ таком положении влиянию предыдущего слога или звука в рязанском наречии.  Одно слово, именно,  "качяерьhя"  мы слышали в деревне Гумёнки Скопинского уезда,  но в виду того,  что это же слово в других местностях мы слышали с твердым звуком  h  — качеирьhа,  — а также в виду возможности легко ошибиться при определении качества звука по слуху,  мы не придаем значения единичному примеру,  тем более,  что в других словах, например,  "сирьhа" (= серьга)  и проч.  ясно слышится твердый звук  h.

Комментарии запрещены.

Ссылки: