Свежие комментарии
Тематические новости

Рязанская лексика, морфология и фонетика — выводы

Из разсмотренного материала для изучения рязанского народного говора съ фонетической, морфологической и лексической стороны, мы можем сделать следующие выводы.

1)  Рязанский народный говор можно возвести по письменным памятникам и некоторым соображениям фонетического характера по крайней мере къ концу XIV-го столетия. Следовательно, рязанский народный говор въ нынешнем его виде принадлежит довольно древнему времени.

Пример рязанского народного говора:


2)  Рязанский народный говор состоит из элементов различной давности, из элементов чисто-русских.  Древнейшие элементы русского языка сохранились въ нынешнем рязанском говоре, главным образом, въ особом виде аканья после шипящих  и въ области морфологии:  въ личных местоимениях  и въ спряжении глаголов настоящего времени.

3)  Рязанский народный говор въ своих основных чертах есть тип древнего русского языка средней полосы России,  каковым он должен был быть до литературной обработки,  каковым было и московское народное наречие  до образования литературного языка и без всякого книжного влияния.

Последнее положение требует следующих пояснений:  некоторые уезды Московской губернии до сих пор акают по-рязански (пяски, мястами)  и спрягают глагол въ 3 лице съ окончанием  -ть;  московский говор въ XIV веке приближался къ белорусскому наречию въ некоторых отношениях. (Соболевский. Лекции. 2-е изд. 172).

На основании письменных памятников средне-русского языка можно утверждать,  что и въ отношении аканья (по крайней мере, после шипящих) московский говор входил въ громадную область средне-русского акающего наречия. 

Рязанское аканье,  а равно белорусское,  есть вид древнейшего аканья,  и во всяком случае оно по происхождению ранее умеренного московского аканья,  образовавшегося не без влияния литературной, книжной речи. 

Все случаи перехода звука  е  неударяемого въ  а  (т. е. полное аканье)  имели переходную ступень въ звуке  о,  который появился прежде всего после шипящих,  когда последние стали отвердевать. 

При первых признаках аканья (XIV век)  это  о  после шипящих само собой звучало,  как  а;  затем это  а  появилось уже после всякого другого мягкого согласного  при посредстве также звука  о  съ предыдущим мягким согласным.

Примеры:  "сложенъ" — "сложена"  после отвердения шипящих превратились въ:  "сложонъ" — "сложона",  а при аканье въ:  "сложанъ" — "сложана".  (Или въ муж. роде  "сложонъ",  если ударенье было на  "жо").

Другие примеры:  желтѣть, жолтѣть (жолтъ), жалтѣть;  обсаженъ, обсажонъ, обсажанъ, обсажана;  жена, жонаонъ), жана;  четыре, чотыре, чатыре.

Под влиянием таких и подобных произвошений:  несенъ — несена, нес'онъ — нес'она, нес'ана;  село — с'оло (с'олъ) — с'ало.

Звук  ц  несколько позднее подвергся отвердению.  Таким образом, мы полагаем, что полному аканью предшествовало отвердение шипящих  и расширение звука  е  первоначально независимо от ударения,  но въ зависимости от следующего слога,  хотя нередко (см. выше)  расширившееся  е  въ  о  подпадало под ударение.

Полное-же аканье должно было появиться за этими явлениями  и указывает на новый фактор — влияние ударения.

4)  К Рязанскому народному говору ближе стоит белорусское наречие въ древнем его виде во всех отношениях,  чем северно-великорусское.  Это указывает на источники образования рязанского народного говора  (согласно летописям  — вятичи и радимичи есть близкородственные племена).

5)  Если принять во внимание, что  "древний смоленско-полоцкий говор (XIII—XV в.) был промежуточным звеном между говорами  северных кривичей съ одной стороны  и дреговичей съ другой" (Соболевский. Смол.-полоцкий говор. Отд. оттиск из Р. Ф. В. Стр. 15),  если ближайшее разсмотрение нынешнего рязанского народного говора  въ свою очередь обнаруживает  общие черты съ древним белорусским говором  и сев.-великорусским. говором,  то он должен быть признан также промежуточным звеном между западным  и северным русским говором только въ другой половине,  въ восточной,  средней полосы русского языка.

6)  Принимая во внимание,  что рязанское наречие не приняло въ себя позднейших специальных черт  белорусского наречия,  мы будем иметь въ нынешнем рязанском народном говоре  образец древнего  (XIV— XV веков)  обще-среднерусского народного языка.  Сравните  орловское, курское, воронежское, отчасти тамбовское и харьковское наречия.

Комментарии запрещены.

Ссылки: