Свежие комментарии
Тематические новости

Усыня-птица

 

Сам с ноготок, борода с локоток, усы по земле тащатся, крылья на версту лежат.

 

Жил-был царь; у него было три сына: один Александр-царевич, другой Николай-царевич, третий Иван-царевич. У царя была любимая яблоня, листики серебряные, а яблочки золотые. Повадилась Усыня ходить, золотые яблочки срывать и самую яблоню из корня подрывать. Царь заметил это, очень огорчился. Собрал сыновей и говорит: «Сыновья мои хорошие! Если вы меня любите, то отыщите, кто у меня в саду яблочки срывает и яблоню в корню подрывает!» Старший сын и пошел яблоню караулить, взял книгу и ружье. Сидел он до двенадцати часов, уснул и ничего не видал. Пришел этот царь, их отец, и увидал, что яблоня еще больше оборвана. Потом пошел средний сын караулить. И этот уснул и не видал Усыни.

На третью ночь пошел Иван-царевич; сперва отец не отпускал, потом отпустил. Пришел, сел под яблоню; видит, прилетела Усыня, стала яблоню из корня подрывать, он в нее выстрелил, перо выбил. Он взял его в платочек завернул. Утром приносит к отцу, всю комнату осветил этим пером. Царь захотел, чтобы эту птицу сыновья ему достали; приказал цепи железные сделать — сделали. Собираются все три брата идти птицу отыскивать, все войско с собой взяли, и пошли они все трое.

Шли, шли по следу (как Усыня летела, кровь-то капала), пришли к огромному камню; тут и след исчез. Поднять его (камень) никак нельзя, очень велик. Вот они зарядили пушки, ядрами весь этот камень расстреляли. Видят: там вырыта яма. Вот Иван-царевич и говорит: «Если я, говорит, позвеню цепями, то вы и вытаскивайте!» Вот Иван-царевич спустился, а братья и все войско тут остались.

Увидал там Иван-царевич под землею, что там под землею и солнце, и месяц, и земля, и луга, все то же, что на земле. Только никого, кроме птиц, не видно; и видит: что-то очень светлеется вдали. Вот он пошел на этот свет и пришел к медному царству; у медного царства к воротам привязаны два льва. Эти львы такие злые, никого не пропускают. Поодаль их стоят два таза медных. Вот Иван-царевич почерпнул воды, дал им напиться. Они принялись эту воду пить, он и прошел. Входит он в это медное царство и никого не видит; взошел в угольную комнату, а там шьет девушка в медных пялечках; медные у ней ножницы — все у ней медное, Она ему и говорит: «Здравствуй, Иван-Царевич!» — «Здравствуй, красная девица! Не знаешь ли, говорит, где тут живет птица Усыня?» — «Возьмешь меня замуж, так скажу, где Усыня живет!» — «Возьму, говорит». Вот она взяла все свое имущество, собрала в яичную скорлупку, отдала ему. «Ступай в серебряное царство. Назад пойдешь, за мной зайди; ты, говорит, на мне женись; если не женишься, пускай братья твои женятся».

 

Пошел он дальше; приходит к серебряному царству. У серебряного царства стоят львы: он дал им воды; они кинулись воду пить, он и прошел. Входит в серебряное царство, все комнаты прошел, а никого не видит. Пришел в угольную комнату; там сидит девица, прехорошенькая, вышивает в серебряных пяльцах, ножницы серебряные, наперсточек серебряный — все у ней серебряное. «Здравствуй, девица красная! Не знаешь ли, где Усыня живет?» — «Здравствуй, Иван-царевич! Возьмешь меня за себя замуж, я тебе скажу, где Усыня живет!» — «Возьму, говорит». Вот она все свое имущество собрала в яичную скорлупку, отдала Ивану-царевичу. «Ступай, говорит, в золотое царство. Назад пойдешь, за мной зайди, меня замуж возьми; за себя не возьмешь — за братьев отдай!»

Пошел он дальше и видит необыкновенный свет: глаза заслепило. Подходит он к золотому царству. У золотого царства стоят львы, никого не пропускают. Вот он дал им воды; они кинулись воду пить, он и прошел.

Все комнаты прошел, никого не видит; пришел в угольную комнату, там сидит девица еще красивее. Он говорит: «Здравствуй, красная девица! Не знаешь ли, где тут птица Усыня?» — «Возьмешь меня замуж, так помогу тебе!» Дала она ему меч-кладенец. «Эта, говорит, птица Усыня — змей о двенадцати головах; он недавно прилетел подстреленный. Опять прилетит, попросит себе крепкой водки, а тебе велит дать слабой, я тебе дам крепкой, а ему слабой. И ты ему старайся в четыре раза все головы отсечь!»

Прилетает Усыня, сам с ноготь, борода с локоть, усы по земли тащатся, крылья на версту лежат. «Здравствуй, говорит, Иван-царевич! Теперь, говорит, мы с тобой посражаемся!» Одно крыло поднял, хотел ударить, Иван-царевич отшиб ему крыло; другое поднял, он и другое отшиб. Потребовал змей себе зелена вина сильного, а Иван-царевичу слабого; Ивану-царевичу подали сильного, а ему слабого. «Давай, говорит, Иван-царевич, с тобой сражаться!» Иван-царевич сразу отсек ему три головы. «Ах, Иван-царевич! Я устал!» Потребовал змей себе крепкой водки, а Иван-царевичу слабой. Ивану-царевичу подали крепкой, а змею слабой. Стали сражаться. Иван-царевич опять ему три головы отсек. Змей опять запросил водки; Ивану-царевичу подали крепкой, а ему слабой. Опять Иван-царевич сшиб ему три головы. Змей в четвертый раз потребовал водки, снова стали сражаться; Иван-царевич ему последние три головы сшиб, самого разрубил пополам; он, как дуб, упал на землю, умер.

Продолжение сказки про Усыню >>

Комментарии запрещены.

Ссылки: