Свежие комментарии
Тематические новости

Про царевича Арикада

 

В некотором царстве, в государстве, был царь; у него было три сына. Государева жена была очень хороша; пошла она в сад гулять. Откуда вихорь не поднялся, унес эту государыню. Сколько времени прошло, дети соскучились по мамаше по своей. Приходит старший к отцу. «Благословите, папаша! Я поеду мамашу искать!» Вот он первого сына благословил, пустил его, дал ему войско. Отправились в путь; едут день, два. Приезжают к столбу, у этого столба три дороги, и на нем надпись: «По первой дороге ехать — пути-дороги не найти; по другой дороге ехать — самим убитым быть; по третьей ехать — коням убитым быть». Поехали они по первой дороге; ехали, ехали; приехали в лес, в такую глушь, что некуда идти. Так они тут и остановились.

Сколько времени прошло, другой сын и просится у отца: «Благослови меня, папаша! Я поеду мамашу искать!» Вот он отпустил и этого, войско также дал ему. Тоже и этот приехал к этому столбу, читает надпись: «По первой ехать — пути не найти; по второй — самому убитому быть; по третьей — коню убитому быть!» — «Лучше, говорит, поеду по первой!» Вот он ехал, ехал, увидал: стоит полк в лесу; он думал, что неприятели, а это его брат с войском. Увидал брат, обрадовался; погуляли они тут. «Как же, говорит, брат, быть? Ведь нам выйти некуда!»

Потом меньшой брат просится у отца: «Папаша! Благослови, я поеду мамашу искать!» Только ему и говорит отец: «Куда ты поедешь? Малолетний еще, нигде не был!» Он (Арикад-царевич звался) просил неотступно; отец благословил и этого, отпустил его, войска дал ему. Отправился он в путь; ехал день, два. Подъезжает он к этому столбу, видит на столбе ту же надпись, прочел и поехал по первой же дороге. Ехал день, два; приезжает в лес, видит: стоит полк солдат. Оробел он, велел своим солдатам приготовиться. Подъезжает ближе и узнал, что это его братья. «Что же вы, братья, так мамашу свою ищете?» А этим братьям дошло дело до того, что провизии нету. Вот они попили, поели с братом. Арикад-царевич и говорит: «Что же, братцы! Надо провести дорожку, заставим войско рубить лес!»

Прорубили им дорожку. Только Арикад-царевич и говорит: «Надо нам, говорит, войско отправлять домой! А то, говорит, неприятель увидит, подумает, что мы идем огонь открывать!» — «Ну, что же, говорят, отправим!» Написали отцу пакет, что они живы и здоровы, и отправили свой полк, а сами в путь отправились. Только приходят те солдаты, приносят царю пакет. Стал он читать и обрадовался: дети его все трое живы!

Вот эти братья шли, шли; пришли, видят: дом стоит. Арикад-царевич и говорит: «Погодите, братцы, я в этот дом схожу!» Вот только пошел он в этот дом; ходил, ходил он в этом доме, нет ничего там, только нашел: один клубочек на столе лежит. Взял этот клубочек, пошел оттуда. Только братья его и спрашивают: «Что, брат, там видел?» — «Нет, говорит, там нет ничего, только нашел один клубочек». Вот он этот клубочек пустил, он покатился и катится все; а они за ним идут. Как ночь — этот клубочек и остановится, как день — он опять покатится у них. А они все за ним идут.

Вот этот клубочек катился, катился — и укатился прямо под камень. Они давай этот камень сворачивать. Своротили этот камень; видят: там нора, а клубочка нет. Вот Арикад-царевич и говорит: «Ну, братья, лезьте!» Они говорят: «Нет, говорят, мы не полезем: страшно!» — «Так-то вам мамашу-то искать! Разве так-то ищут?» Вот нечего делать, заплакал Арикад-царевич, полез сам. Полез, влез туда, ходит там; нашел там одни когти железные, взял их, пошел оттуда; братья его и спрашивают: «Что ты там видел?» — «Там, говорит, нет ничего; только и нашел одни когти железные!» Опять отправились они в поход.

 

Шли, шли; пришли к такой горе — страшно взглянуть: очень высока. Только братья и говорят старшему: «На, брат, когти, полезай!» Вот этот брат большой влез немного, слезает: «Нет, брат, боюсь! Полезай ты!» Второй брат на нее полез, влез немного, слезает: «Нет, брат, полезай ты, я боюся!» — «Так-то вы мамашу ходите искать! Разве так-то ищут?» Арикад-царевич с ними распростился и полез; сказал, чтоб они дожидались его.

Вот лез, лез Арикад-царевич; влез; ходит он там. Видит: стоит там чугунный мужичок, держит дубинку в руках. Снял он свои когти и повесил на этого мужичка; сам отправился в поход. Идет день, два; подходит, видит: медный дворец стоит. У этого дворца стоят медные ворота, у этих ворот стоят два льва привязаны. День жаркий такой был. Этот Арикад-царевич натаскал воды этим львам, напоил их. Они его пропустили. Взошел он в этот медный дворец; сидит девушка, вышивает в пяльцах; такая красавица. Увидела она его. «А, здравствуйте, Арикад-царевич! Как, говорит, вас Бог сюда занес? Волею или неволею?» Он говорит: «Не то что волею или неволею, а больше своею охотою!» — «Как, говорит, ты сюда взошел? Здесь змей трехглавый, он съест тебя!» — «А где, говорит, он теперь?» — «Он теперь в саду спит. Осталось ему еще три минуты спать». — «А чем вы его будите?» — «Вот, говорит, этой трехпудовой дубинкою». Вот этот Арикад-царевич взял эту трехпудовую дубинку, пошел в сад, где змей спит. Подходит к змею, видит: он спит, лежит. Вот он вытянул (ударил) раз этого змея дубинкой; змей лежит, не ворочается. В другой раз как он его вытянет дубинкой, этот змей засопел. В третий раз его вытянул, змей разинул свои три пасти. «А, говорит, Арикад-царевич! Ты беспокоить меня сюда пришел. Я тебя на одну ладонь посажу, другой прихлопну, мокренько будет!» — «Попытай, говорит, попытай, змей проклятый! Всего не съешь, подавишься». Вот они разошлись; Арикад-царевич как ударит его дубинкой — голову ему сшиб; ударит в другой — другую сшиб; ударит в третий — последнюю сшиб. Огонь разжег, змея сожег и пепел размел; стоит, трубочку покуривает. Отправился он в этот дом к этой девице. Приходит; та его спрашивает: «Что?» — «Убил, говорит». Стала она его расспрашивать: «Скажи, Арикад-царевич, куда ты идешь?» — «Мамашу отыскивать свою». Вот она ему и говорит: «Возьмешь меня замуж, тогда скажу, где твоя мамаша!» Он и говорит: «Возьму!» Она сняла перстень с своей руки, дала ему. Сказала ему: «Ступай к моей сестре; в серебряный дворец придешь, она тебе скажет!» Он отправился в путь.

Приходит, видит: серебряный дворец стоит. У ворот стоят два льва привязаны, пасть разинули, пить хотят. Он им натаскал воды, напоил их. Они его пропустили, эти львы. Приходит в дом, видит: такая красавица сидит, за пяльцами вышивает, еще лучше этой. «Здравствуй, говорит, Арикад-царевич! Зачем тебя Бог к нам занес?» Он ей рассказал. Она и говорит: «Ах, Арикад-царевич! Змей шестиглавый прилетит, он тебя съест. Ему осталось только шесть минут спать!» — «Авось, говорит, Бог поможет. А чем вы, говорит, его будите?» — «Шестипудовой дубиночкой!» Взял он эту дубиночку, пошел в сад; змея этого давай дубинкой бить. Змей разинул свои пасти. «А, Арикад-царевич! Ты моего брата похитил (убил): меня не придется. Я, говорит, тебя на одну ладонь посажу, другой прихлопну, мокренько будет». — «Врешь, говорит, змей проклятой, с головы костист…, всего не съешь, подавишься!» Вот этот змей разозлился, налетел на Арикада-царевича; он хватил его дубинкой, три головы долой с него сшиб. В другой раз хватил его дубинкой, две срубил; в третий раз ударил, последнюю сшиб. Развел огонь, сжег его, пепел размел, трубочку закурил, пошел во дворец. Пришел; она и спрашивает: «Что, Арикад-царевич, убил?» — «Убил, говорит». Она ему и говорит: «Возьмешь меня замуж, скажу, где мамаша твоя». — «Возьму, говорит». Она дала ему перстень. «Ступай, говорит, к моей сестре; в золотой дворец придешь, она тебе скажет!» Он отправился.

Почитать продолжение сказки Арикад-царевич >>

Комментарии запрещены.

Ссылки: